Его шансы остаться в Белом доме оценили в 30 процентов

Менее года прошло с тех пор, как 20 января 2017 года состоялась инаугурация президента Соединенных Штатов Дональда Трампа. За этот срок Трамп был похож на посетителя аттракциона «американские горки»: он то взмывал вверх, выполняя свои предвыборные обещания, то падал вниз, когда сталкивался с непреодолимыми порой препятствиями. Так какими достижениями может похвастаться нынешний хозяин Белого Дома в преддверии первой годовщины своего президентства? И какие испытания ждут его в 2018 году?

фото: AP

Семнадцатый год выдался нелегким для 45-го президента США. И практически весь прошел в баталиях Трампа с оппозицией, под аккомпанемент обвинений его команды в связях с Россией. Более того, летом Дональд Трамп подтвердил, что в отношении него ведется расследование, а подозрения в свой адрес он назвал «охотой на ведьм». А согласно опубликованным в декабре данным опроса Associated Press-NORC, 63% опрошенных американцев считают, что Трамп пытался помешать или сорвать расследование о предполагаемом вмешательстве Москвы в президентские выборы-2016, а 67% респондентов, согласно опросу, не одобряют подход Трампа к ходу расследования.

В какой-то момент в американском политическом воздухе отчетливо запахло возможным импичментом. Пока Трампу удается усидеть на коне, но кто может поручиться, что в 2018 году он не вылетит из седла?

«Трамп удержался у власти, и, возможно, это главное его достижение, – считает главный научный сотрудник Института США и Канады РАН Владимир Васильев. – Учитывая то колоссальное давление, которое на него было оказано, важнейший итог – это то, что он устоял в первый год в качестве президента США. И в этом плане можно сказать, что эксперты начинают привыкать к тому, что Трамп может досидеть до конца его президентского срока.

Недавно уволенный президентом его бывший советник Стив Бэннон дал такой прогноз: у Трампа есть 30 процентов остаться в Белом доме. Ну, 30% – это значит, что он еще вполне может рассчитывать на один год в качестве главы государства.

И все-таки важнейшим достижением Трампа является проведение им налоговой реформы. Это было одним из его главных предвыборных обещаний, одним из стратегических направлений его внутриполитической повестки дня, заявленной в ходе президентской кампании. Вполне вероятно, что налоговая реформа Трампа войдет в анналы американской истории – так же как налоговая реформа Рейгана или налоговая реформа Джорджа Буша-младшего. Не исключено, что эта реформа укрепит его позиции в американском обществе».

В декабре американские конгрессмены одобрили проект масштабной налоговой реформы, которая предусматривает бессрочное снижение корпоративного налога с 35% до 21%. В будущем зарубежную прибыль американских компаний предполагается практически полностью освободить от налогов. Что касается обычных граждан, то американцев с разными уровнями дохода ждут некоторые налоговые послабления до 2026 года. Наблюдатели назвали принятие изменений в налоговой сфере первой крупной победой Трампа и Республиканской партии, преодолевших сопротивление демократов, которые утверждают, что реформа приведет к серьезному росту дефицита федерального бюджета.

* * *

«В отличие от предыдущих администраций, которые строили свою деятельность на принятии каких-либо программ или каких-то направлений реформирования государственных структур, влияние Трампа на американскую экономику выразилось в другом, – утверждает Владимир Васильев. – Впервые крупный бизнес, мировой финансовый капитал пришел к выводу, что в Белом доме впервые, может быть, за многие десятилетия, в открытом виде оказался представитель Уолл-стрит. И этот факт стимулировал развитие американской экономики – через систему ценностей, привнеся логику крупного бизнеса.

Бизнес поверил не в некие проблемы, а в самый дух администрации. В результате появились рекордные показатели – за первый год президентства Дональда Трампа на фондовые рынки Соединенных Штатов пришло дополнительных 6 триллионов долларов. И многие из них пришли из-за рубежа.

Трамп создал уверенность у крупного бизнеса в перспективах американского экономического развития. И в последние полгода темпы роста экономики США стали достигать 3% – именно вследствие запуска другого механизма, не прямого государственного стимулирования, а косвенного стимулирования через доверие бизнеса. Бизнес пришел на фондовые рынки, принес триллионы долларов, которые были влиты в экономику и способствовали ускорению темпов экономического развития.

Дополнительно важным фактором стало то, что Дональд Трамп резко ослабил регулирующие нормы для американского бизнеса – как крупного, так среднего и малого. Если посмотреть на количество регулирующих норм с точки зрения страниц документов, общее бремя за год за счет подписания Трампом исполнительных указов по линии президентской власти и распоряжений было уменьшено на треть. Это очень существенно, потому что уменьшение этих норм тоже вносит вклад в ускорение темпов роста экономики и повышение прибыли.

Еще один важный момент: приток иммигрантов в Соединенные Штаты сократился примерно в два раза по сравнению с последним годом президентства Барака Обамы. Президент Трамп по линии исполнительной власти ввел контроль за прибытием иммигрантов – как легальных, так и нелегальных, усилив пограничный контроль.

Создается впечатление, что Трамп действительно в части своей миграционной политики обозначил новую тенденцию, и можно говорить о некоем переломе в традиционном подходе к иммиграции, нашедшем свое особо яркое проявление за восемь лет пребывания у власти президента Обамы…»

Как известно, уже через несколько дней после своей инаугурации президент Трамп подписал документ о строительстве стены на границе с Мексикой, а также указ, запрещавший въезд на территорию США граждан семи государств (Ирака, Ирана, Йемена, Ливии, Сирии, Сомали и Судана). С этого времени началась история противостояния президента и судов, ставивших всяческие препоны для исполнения этого указа. Трампу пришлось несколько раз менять версии документа. Хотя в декабре Верховный суд Соединенных Штатов постановил, что запрет президента на въезд в страну граждан шести государств (Чада, Ирана, Ливии, Сомали, Сирии и Йемена) может войти в силу, судебное противоборство явно не окончено – продолжение следует.

В этой связи, по мнению американиста Владимира Васильева, «успехом стало и то, что Трамп провел Нила Горсача на должность члена Верховного суда США – тем самым президент укрепил консервативные начала американской судебной системы. Что привело к тому, что в конечном итоге трамповские указы по иммиграции Верховный суд поддержал (пусть и в несколько измененной форме).

Это означает, что если в дальнейшем у Трампа возникнет проблема арбитража, то Верховный суд будет находиться скорее на стороне президента, нежели на стороне его противников…»

Напомним, что весной американский Сенат утвердил в качестве нового судьи верховного суда Нила Горсача, чью кандидатуру предложил Дональд Трампом к большому неудовольствию сторонников Демократической партии. Имеющие в Сенате большинство республиканцы сумели изменить правила голосования таким образом, чтобы не дать демократам заблокировать утверждение Горсача. Это позволило нарушить паритет между судьями Верховного суда, выдвинутыми президентами-демократами и президентами-республиканцами.

* * *

«Сегодня институт президентской власти в США начинает функционировать несколько по-новому, – рассказывает Владимир Васильев. – Смысл этого алгоритма состоит в том, что если прежде практически все американские президенты (особенно после окончания периода холодной войны) представляли себя как президенты всех американцев – и стремились к этому, то Трамп дал понять, что он президент не всех американцев. Он – президент меньшинства. Того меньшинства, которое его поддерживает.

Даже формально на выборах за него голосовали 62 млн, а за Хиллари Клинтон – 65 млн. Степень его общественной поддержки ниже 40 процентов. Если посмотреть на предыдущих президентов, то в первый год своего нахождения в Белом доме они имели 60-70 процентов общественной поддержки – потом уж она падала. Трамп поддерживает в основном его республиканский электорат, но в этих условиях расколотого общества президент США осваивает новый алгоритм функционирования, когда упор ему приходится делать только на республиканскую партию, а демократы консолидированно выступают против.

Что касается внешней политики, здесь ситуация для Трампа более сложная. Америка столкнулась с серьезными проблемами. Главное достижение – то, что Трамп продавливает постепенно, чтобы американские союзники по НАТО все-таки отчисляли на военные нужды по 2 процента своих бюджетов. И эта мысль, настойчиво повторяемая и последовательно проводимая дает пока свой эффект.

Указ о признании Иерусалима израильской столицей – тоже смелый шаг. По крайней мере, Трамп показал, что он решительный президент, который может действовать не всегда из соображений политической целесообразности, которая в прошлом препятствовала этому решению.

В области Ближнего Востока Трамп провозгласил борьбу с терроризмом, с ИГИЛ (запрещено в России — «МК»). Спустя год, на сегодняшний день ИГИЛ практически разгромлено.

Здесь ситуация довольно запутанная, потому что это было частью предвыборных обещаний Трампа, но это произошло именно потому что президент США – может быть, по умолчанию – подошел к тому, что Россия тоже участвовала в этом процессе. Во всяком случае, если посмотреть на те препятствия, которые проблеме совместных действий чинила администрация Обамы в 2016 году, то мы увидим, что в 2017 году администрация Трампа вела себя иначе – несмотря на то, что между нашими странами были шероховатости, вероятность военных столкновений. Но фактически администрация соглашалась с тем, что действия российских ВКС в Сирии тоже направлены на цели разгрома ИГИЛ. Хотя, конечно, ситуация на Ближнем Востоке очень сложная.

Что касается российско-американских отношений, то это полный провал. Но это не политика Трампа. Трампа спеленали, он находится под расследованием, связанный по рукам и ногам. И проблема «русского следа» висит. И с ней в ближайшее время будут связывать все трамповские инициативы по улучшению отношений между США и Россией. Все, что происходило в этих отношениях, бюыло продолжением того курса, который был заложен Обамой. Трамп, может быть, ослабил некоторые моменты, не столь ретиво действовал в санкционном направлении, не всегда вел дело в сторону конфронтации. Но прежний тренд Обамы на холодное противостояние, на отсутствие доверия остался. Трампу здесь переломить ситуацию не удалось».

Источник

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ: