Инна Соловьева: «Рукописи не горят. Они прячутся в шкафчиках»

В музее Бахрушина прошло эпохальное событие: известный историк театра, критик Инна Соловьева представила книгу, которую уже и не надеялись увидеть. Еще в 60-х творение ее и Веры Шитовой обещал опубликовать Твардовский в «Новом мире», но не срослось. Позже, в 1977-м, небольшая статья вышла в журнале «Вопросы литературы», но полностью печатать рукопись издатели отказывались — боялись. А теперь издание «А.С.Суворин: портрет на фоне газеты» стало первым детищем Биеннале театрального искусства в Москве.

фото: ru.wikipedia.org
Театральный музей им. Бахрушина.

Пару месяцев назад знаменитый критик Инна Соловьева, которой скоро исполнится 90 лет, обнаружила в шкафчике у себя дома пожелтевшие листы. Сверху оказался конверт, где лежало предисловие, написанное писателем Сергеем Аверинцевым специально для труда Соловьевой и Шитовой. За месяц — как раз к Биеннале — издатели, искусствоведы и редакторы выпустили небольшую емкую книгу. На заднем форзаце — мозаика из «плохих» газет, выпущенных Алексеем Сувориным. Инна Натановна шутит: «Как-то на презентации в ТАСС кто-то простодушно спросил меня, как отличить плохое от хорошего?» И на примере своей книги, собственно, это и пытается объяснить.

— Мне очень хотелось рассказать серьезные вещи, связанные с тем, чем занимался Суворин. Зачем учиться у него приезжал молодой начинающий журналист по фамилии Хёрст. Приехал, написал письмо, договорился, чтобы Суворин с ним поговорил. Ведь есть связь между тем, как обрабатывают народ в массах, превращают их в массы из народа. Как это происходит по школе Суворина по обе стороны океана. И что делает нас способными договориться в плохом и не умеющими договориться в хорошем. Мне кажется, что действительно очень важно посмотреть, почему в какую-то минуту возникает такая фигура, как Суворин.

Для нее Суворин, пропитавшийся сознанием народа и массы, которую нужно «кормить» и по чью душу должна постоянно двигаться «пропагандистская машина», — антипод Чехова. Тот, приехав на Сахалин, произнес что-то вроде: «Какая красота, и как стыдно, что мы рядом делаем такое…»

Соловьева убеждена, что Суворин, который, как она пишет, «был создан для суеты», не видит разрыва между взглядом на звезды и каждодневной грязью и тем самым «сохраняет дурное». «К сожалению, обладая прекрасным вкусом, мы ведем дурную жизнь, очень дурную, скучную, однообразную, приобретательскую, непитательную в сущности, для души ничего не дающую. А дурное, с ним надо уметь расправиться, отдалиться хотя бы. А может быть, и уничтожить», — подытоживает Инна Соловьева.

В ее книге речь о том, как страна, пережившая потрясение (сама Соловьева называет ее «структурой», подразумевая общество во всех проявлениях), переживает одно из мощнейших в истории культурных воздействий — «Новое время» Алексея Суворина начинает работать для всех.

Инна Соловьева полагает, что эта тема — превращения народа в массу — должна не только критиков, но и думающую часть, и сам этот народ «разбередить». Разбередить так же, как некогда и сам Суворин — деятельный, кипучий, патетичный, оставивший нам в наследие то самое понятие «массовая культура» — разбередил Россию.

Источник

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ: