Кирилл Разлогов объяснил экономическую схему

Уход Никиты Михалкова из попечительского совета Фонда кино, о чем вчера сообщал «МК», безусловно, стал сенсацией. Однако никто до сих пор не понял, что сподвигло «наше все» сделать столь громкое обличительное заявление. Люди теряются в догадках. Однако мы нашли наконец посвященного человека — известного киноведа Кирилла РАЗЛОГОВА. Он все и объяснил.

фото: Геннадий Черкасов

— Объясните, пожалуйста, что, уходя, хотел сказать Михалков? Как это по-русски?

— По-русски это звучит, что есть разные группы людей, которые хотят так или иначе взять контроль над фондом. Фонд — структура очень своеобразная, система отбора проектов, система мейджеров тоже имеет свои особенности. Это продолжение борьбы за контроль над тем, что делается в фонде, вот и все. Никита Сергеевич высказал свое несогласие с политикой фонда, а дальше его либо поддержат, и тогда фонд в очередной раз будет меняться, либо его не поддержат, и он останется в одиночестве, что, мне кажется, маловероятно. Ведь любую склоку у нас готовы поддержать довольно быстро.

— Вы сказали, что Михалков не согласен с политикой фонда. В чем эта политика выражается?

— Фонд создало Министерство экономики под предлогом того, что это позволит вообще освободиться от государственной субсидии на кино. То есть найдется такой рецепт, что все побегут смотреть отечественные фильмы. Но через три года выяснилось, что ничего такого не произошло. Прогнали исполнительного директора, все поменяли, поругались с Министерством культуры, перетягивали канат туда-сюда, начали опять. Потом решили, что будут поддерживать только кассовые картины. А поддерживать кассовые картины в принципе не очень вразумительно, потому что они на то и кассовые, чтобы самим зарабатывать деньги, и, соответственно, их логично поддерживать кредитами, а не государственными субсидиями, с чем, конечно, продюсеры не были согласны. После сделали часть денег возвратными, но кто-то их возвращал, кто-то — нет. И опять скандал. Была еще борьба по поводу того, каким образом эти деньги распределять.

Всегда у любой системы были недовольные. Вот сейчас оказался недовольным Никита Сергеевич, раньше были другие. Ведь сначала решили выделять крупные компании-мейджеры, которые имели большую часть денег и более свободные руки. Потом уже появились проекты других компаний. Коллективные экспертные оценки никогда не работают в области искусства. Вот я был в экспертном совете по сценариям, так нам нравились одни картины, а потом наши предложения переходили в экспертный совет, состоящий из продюсеров и прокатчиков, а им нравились совершенно другие. Сейчас, видимо, начинается следующий виток спирали: а зачем это нужно? а что это дает? а кто решает? а почему решает так, а не эдак?.. И никогда довольных не бывает, кроме тех людей, которые контролируют этот процесс. А процесс проконтролировать очень сложно, потому что в попечительском совете специалистов по кино практически нет, в основном это чиновники высокого ранга, и Никита Сергеевич там только один из трех кинематографистов. То есть в совете у кинематографистов нет никакого большинства голосов, есть большинство у чиновников. А у чиновников свои приоритеты. С одной стороны, это хорошо, что они независимы от кинематографической среды, а с другой стороны, плохо, потому что ничего в кинематографе не понимают.

— Вы сказали, что совет создавался для того, чтобы избежать бюджетного финансирования кино. Но ведь совет решает, кому выделить именно государственные кредиты.

— Нет, в заявке на создание Фонда кино было заказано исследование англичанам, и англичане в исследовании сказали, что если в течение четырех-пяти лет давать эти три миллиарда, то российские кино окрепнет настолько и так научится работать со зрителем, что государственное финансирование уже не понадобится. И на этом основании правительство утвердило проект Фонда кино. Но поскольку это явно было невозможно (а о том, что это невозможно, знал каждый киномеханик, а не только британские ученые, которые получили миллионы на это исследование), то, соответственно, этого и не произошло.

— Англичане получили миллионы от кого?

— От нашего государства.

— Но как вы считаете, этот демарш Михалкова связан именно с тем, что ему «за державу обидно», или есть еще и какие-то личные его интересы?

— Ну естественно, у каждого человека присутствуют личные интересы. Но его компании среди компаний-мейджеров дают практически все, что она хочет. Ну не все, все никогда не дают, но дают достаточно много, и в этом его укоряют как раз. Уже в прессе появилась информация, что Михалков хотел бы видеть в составе попечительского совета других людей — Мединского, Ивлиева, то есть якобы своих чиновников, а не чужих.

Источник

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ: