Французский режиссер Карл Бискюи: «У танцовщицы — ноги на специальных подставках. Для того, чтобы продлить руки, у нее есть костыли».

Спектакль «Теория чудес» французской компании из Грасса Systeme Castafiore показали под финал XI Международного фестиваля спектаклей для детей «Гаврош». Он затрагивает такие темы, как теория возникновения жизни, появление речи, бесконечность, космос и небытие.

фото:teatrium.ru

Чудеса в спектакле «Теория чудес» льются на глазах ошарашенного зрителя как из рога изобилия, и показываются эти чудеса во всей своей фантастической реальности. Полеты словно в невесомости, сошедший с картин Сальвадора Дали гигантский моргающий глаз, диковинные монстры, похожие на древних ящеров, словно прирученные степенно расхаживают перед поклоняющимися им яйцеголовыми инопланетянами. Они подобно дервишам синхронно кружатся в танце, создавая впечатление чего-то таинственного и необычного. Хотя все начинается вроде как небольшая лекция о происхождении жизни на земле. Миловидная девушка на французском языке (перевод транслируется на весь зал) появляющаяся на прозрачном экране и начинает свои рассуждения: «Несли ли кометы жизнь на Землю? В давние времена кометы часто сталкивались и это наверняка сыграло главную роль в развитии жизни. На кометах были обнаружены пребиотические молекулы особой природы и как показывают данные с некоторых метеоритов-хондритов они содержат в ничтожных количествах аминокислоты, которые считаются первичными кирпичиками всего живого». Основой «Теории чудес», где так органично соединены различные эпизоды, в которых хореография и видео образуют единое целое, некий таинственный манускрипт XVI века.

«Мы нашли манускрипт, рукопись из немецкого города Аусбурга, — говорит мне режиссер-постановщик Карл Бискюи о возникновении спектакля «Теория чудес». — Это известный манускрипт, сборник текстов описывающий серию различных феноменов, которые рассказывали о небесных явлениях и считались каким-то чудом или проявлением божественной воли. Здесь перечислены все события, которым не могли тогда найти объяснения. Например, кометы или пятипалые бараны, нашествие саранчи. Сборник этих текстов и назывался книгой чудес. Сегодня мы понимаем, что эти якобы магические явления, можно объяснить с рациональной точки зрения. Но в тоже время, остается и та часть, которую мы не можем объяснить теми знаниями о нашей вселенной, которыми обладаем сегодня. Чем больше мы объясняем наукой какие-то вещи, тем шире становится горизонт неизведанного. Что меня особенно поразило, так это то, что на детском спектакле я наблюдал такую тишину в зале. Обычно на такого рода представлениях картина совершенно другая: дети спрашивают у своих родителей кто это на сцене и что это означает. А тут напряженная тишина. Заворожены не только дети, но и взрослые».

«Этот спектакль для людей всех возрастов. Он не создавался как детский. Там есть несколько уровней восприятия. Ребенок получает удовольствие в первую очередь от его визуальной стороны и вдохновляется изображением, пением, музыкой, перемещениями танцовщиц. Человек, обладающий опытом, конечно, больше поймет метафизическое измерение, которое есть в спектакле, математические объяснения, рассуждения о смысле жизни» – говорит мне после спектакля его хореограф Марсия Барселлос.

Она выросла в Бразилии, окончила там хореографическую школу. А во Франции попала под влияние известнейшего американского хореографа Алвина Николая. Именно в его балетах «танец модерн» основывался на достижениях постановочной техники, позволяющей на базе новейшей аппаратуры добиваться невиданных ранее эффектов. Их и использует мадам Барселлос. Вместе с режиссером-постановщиком Карлом Бискюи они работают более 25 лет и создали около 20 спектаклей. Сотрудничали с балетом Лионской оперы, балетом Монте-Карло, где они создали, например, спектакль «Очень маленькие создания» и впервые работали там с видеопроекцией и фотографиями человеческого тела, снятого через электронный микроскоп.

Все их проекты такие же необычные и завораживающие как спектакль «Теория чудес». Вместе они создают собственную многогранную вселенную с картинами, проекциями, музыкой, танцем, необычными технологиями в которую погружаешься во время представления с головой.

«Я знаю лабиринты которые являются одной прямой линией. На этой линии заблудилось столько философов, уверенных в том, что все реально, но уверенным можно быть только в одном: любую вещь следует рассматривать как волшебство» — говорит ведущая возникающая на экране, и перед нами словно по волшебству появляется гигантское чудище с кружащимися вокруг него инопланетянами.

«У танцовщицы ноги — на специальных подставках. Для того, чтобы продлить руки, у нее есть костыли. Все сделано из специального материала — пластазота. Он суперлегкий, из него можно создавать различные формы. Из него изготовлены маски, антилопа, птицы» – открывает мне секреты фантастических образов постановщик Карл Бискюи. Он сам пишет музыку, и в «Теории чудес» множество его стилизаций под старинные песнопения, которые красивейшим и каким-то прозрачным голосом исполняет певица Камий Жутар. Используется в спектакле и настоящая музыка XVI века. Есть старинные ирландские, арабские мелодии, армянская колыбельная…

Спектакль разделен на несколько эпизодов. Для каждого найден свой язык: в каких-то эпизодах больше пантомимы, в каких-то — танца. Хотя танца при этом не слишком-то много. Главное здесь взаимодействие всех элементов: музыки, света, танца, видео. «Происхождение жизни», «Появление речи», «Чудо существования», «Мифологические существа», «Смысл жизни», «Мистика», «Небытиё», «Бесконечность», «Кванты-кантаты», «Парадокс Ферми», «Космос» чередуются в причудливых образах и научных рассуждениях. «Язык, речь является самым недавним из 8 главных скачков в эволюции жизни. Именно он сделал возможным появление человеческого общества» — говорит очаровательная ведущая с экрана и перед нами появляются танцующие человекообразные обезъяны… «Что не так?», «Что случилось?», «Убийства, насилие, зависть», «Все зло изнутри человека» — словно каркая извергает слова на английском некий жуткий голос ,и под ангельское пение на латинском языке в эпизоде «Небытиё» появляются потусторонние образы. В главе «Бесконечность» используются теория о разных уровнях бесконечности в математике разработанная немецким математиком Гильбертом, а в танцах танцовщицы образуют сложные фигуры, похожие на лабиринт, и даже хореографически, когда идут по кругу, обозначают число пи.

Ну, а теория чудес — это конечно шутка, потому что вывести такую теорию невозможно. Мы задаемся вопросами о поэзии, магии и науке, о хитросплетении связей, которые существуют между ними. Красивые, странные и необычные образы вдохновляют нас на размышления и оставляют открытыми вопросы, чтобы заставить задуматься над тем, чему пока нет ответа.

Источник

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ: