Какое будущее ждет Россию в ближайшие три года

Депутаты Госдумы приняли в первом чтении федеральный бюджет на 2018–2020 годы. Предстоят еще второе и третье чтение, но основная конструкция главного финансового документа страны уже понятна: экономический рост в России продолжится, несмотря на то, что курс рубля, по прогнозам правительства, будет снижаться, а цены на нефть — падать. Вместе с тем никаких «золотых гор» страна не увидит — наоборот, всем придется поджиматься и экономить. По крайней мере в предстоящие три года.

Федеральный бюджет России на 2018–2020 годы правительство уже довольно громко окрестило «бюджетом роста». Повод для этого у финансовых властей есть. Напомним, что стабильный прирост валового внутреннего продукта (ВВП) в нашей стране прекратился в 2015 году, когда было зафиксировано падение экономики на 3,8%. В 2016-м ситуация поменялась в лучшую сторону, однако ВВП продолжал оставаться в минусе (-0,2%). В нынешнем году правительство ожидает роста этого показателя на 2,1%, поэтому в принципе статус «растущего» мог бы получить и бюджет-2017. Однако, судя по всему, кабинет министров решил присвоить этот «бренд» тому главному финансовому документу страны, который снова, как и в докризисные времена, рассчитывается на трехлетний период.

В 2018-м, как полагает правительство, ВВП России вырастет так же, как и в этом году, — на 2,1%; в 2019-м экономический рост должен ускориться до 2,2%, а в 2020 году — до 2,3%. До рекордов середины 2000-х, когда ВВП год от года рос на 6–8%, еще далеко, но прогресс (по крайней мере на бумаге) налицо.

Опережая Лондон

Между тем Россия пока не дотягивает даже до средних темпов роста мировой экономики, которые, по прогнозу Международного валютного фонда, должны составить в 2017-м 3%, а в последующие годы ускорятся еще сильнее. В то же время надо понимать, что рост мировой экономики (условного мирового ВВП) — это «средняя температура по больнице». Этот рост обеспечивается рядом развивающихся стран — главным образом Китаем, ВВП которого прибавляет по 6–7% ежегодно. В Великобритании, например, темпы роста в ближайшие три года прогнозируются на уровне 1,5–1,6% в год. Поэтому, когда власти говорят о том, что бюджет РФ станет «бюджетом роста», они правы: далеко не все развитые страны Запада способны показывать такие темпы роста, как Россия.

Вдвойне ценно, что правительство при этом больше не полагается на нефтяной фактор как главную движущую силу нашего роста. Более того, чиновники ожидают падения цен на «черное золото»: в 2018 году примерно до $43,8, а к 2020-му — до $42,4 за баррель.

Вслед за нефтью, как следует из бюджета, будет ослабляться и российская валюта. Такого дешевого доллара, как сейчас, мы не увидим: в 2018 году он будет стоить в среднем 64,7 рубля, а к 2020-му может достичь отметки в 68 рублей.

При этом, судя по параметрам госбюджета на три года, правительство уверено, что дешевая нефть и слабый рубль не подкосят отечественную экономику. Напротив, министры уверены, что она за годы кризиса научилась справляться с внешними вызовами и может расти даже в таких неблагоприятных условиях. В частности, инфляция в ближайшую трехлетку не должна будет превышать 4% в год. С одной стороны, это означает, что она сохранится на рекордно низком уровне, достигнутом в этом году. А с другой — что нам не грозит дефляция, которая совсем недавно была головной болью центробанков развитых стран мира.

На чем растет бюджет

Доходная часть бюджета в 2018 году вырастет на 3,7%. Правда, в 2019-м темпы роста доходов сократятся до 2,4%. Видимо, все-таки скажется падение нефтяных цен. Тогда как в 2020 году ситуация на сырьевом рынке уже не станет препоной для роста доходов, и они взлетят почти на 5%.

Подтверждением тому, что правительство больше не делает ставку на нефтегазовый сектор, служит тот факт, что доля доходов от добывающего сектора в бюджете будет постепенно сокращаться. Если в этом году она составляет 39%, то в 2018-м снизится до 36%, а к 2020 году упадет до 33%.

При этом рост доходов, не связанных с экспортом углеводородов, будет впечатляющим: эта статья в 2018 году увеличится на 9%, в 2019-м — на 6,1%, а в 2020-м — на 5,2%.

Чем же правительство собирается заменить прибыль от экспорта сырья? По всей видимости, доходами от налогов и других фискальных сборов, а также от экспорта продукции аграрного комплекса, машиностроения, оборонной промышленности и химической отрасли.

С налогами все понятно: увеличить их или ввести новые государство сможет достаточно оперативно. Правда, конечно, после президентских выборов. Причем под фискальный пресс могут попасть самые разные области. Одни налоговые реформы уже известны. Например, в ряде регионов России с 1 мая будущего года будут введены курортные сборы. Планируется также увеличение единого налога на временный доход, который зачастую применяется малым бизнесом.

Много говорят об увеличении подоходного налога, а также НДС, на который правительство, по видимости, уповает в первую очередь. Уже поднимался вопрос о том, что необходимо иначе рассчитывать этот налог для производителей потребительских товаров и предприятий розничной торговли, чтобы у них не появлялось искушения компенсировать его за счет покупателей.

Есть предложение освободить граждан, получающих зарплату ниже прожиточного минимума, от уплаты НДФЛ. Этот вопрос уже поднимался в Госдуме.

По идее, в отношении фискальной политики государство обладает достаточно широкими возможностями для маневров: чиновники могут повысить налоговую ставку в целом, могут увеличить обязательные страховые взносы, а также изменить структуру и систему работы налоговой инспекции.

Что касается возможного увеличения других статей доходов, не связанных с добычей нефти и газа, то здесь ситуация сложнее. С одной стороны, российский несырьевой экспорт в I полугодии 2017 года увеличился почти на 19%. На подъеме находится сельскохозяйственный сектор. В частности, в 2017 году в России ожидается рекордный за всю историю урожай зерна — около 130 млн тонн. Вырос также объем промышленного производства: с января по сентябрь — на 1,8%. Уверенно смотрятся в статистическом плане обрабатывающие предприятия, объемы производства которых за девять месяцев этого года увеличились на 1%.

С другой стороны, основным препятствием для роста несырьевого экспорта служит неконкурентоспособность многих российских товаров на мировой арене. Она складывается из многих факторов — дороговизны ресурсов и финансовых инструментов, высоких административных барьеров, отсутствия условий для иностранных инвестиций, непрофессионального менеджмента, проблем с транспортировкой грузов…

Увеличение доходов от роста производства подразумевает под собой наличие новых, дополнительных рынков сбыта. В России давно действует программа импортозамещения. В сельскохозяйственном и ряде других секторов она себя оправдывает. Но отечественный рынок — не резиновый. Нашей стране в любом случае придется искать новых зарубежных партнеров, появление которых во многом зависит от снятия западных санкций.

Правительство верит в доллар

Впрочем, вернемся к бюджету. Что же будет с его дефицитом и расходами в ближайшие три года? Расходы бюджета будут увеличиваться достаточно скромно — в среднем на 1% в год. Их максимальный рост придется на 2020 год, что в первую очередь связано со значительным укреплением в этот период доходной части. В связи с этим в 2018–2019 годы работникам бюджетных организаций, пенсионерам и иным адресатам бюджетных ассигнований щедрых пожертвований из бюджета ждать не стоит.

Дефицит бюджета хотя и станет хроническим заболеванием нашей экономики еще как минимум на три года, зато год от года будет сокращаться. Если по итогам 2017-го прогнозируется дефицит на уровне 2,2% ВВП (скорее всего, реально он окажется ниже), то в 2018 году он снизится до 1,4% ВВП. В 2019–2020 годы он должен упасть ниже 1% ВВП.

В «бюджете роста» предусмотрены новшества, которые позволят тратить полученные сверхдоходы от экспорта нефти и газа разумнее, чем раньше. В 2018–2020 годах будет действовать «бюджетное правило», которое означает, что все доходы от экспорта сырья, которые окажутся выше запланированных (если цена нефти превысит заложенную в бюджете), будут направляться в Резервный фонд. Эти средства пойдут на социальные программы и инвестиции в крупные госпроекты.

Таким образом, если внезапно наступит «черный день», то без средств мы не останемся. Важно, чтобы наши власти не ошиблись с прогнозом курса рубля, чтобы не получилось, как в 2016 году, когда из-за укрепления национальной валюты только за январь–август Резервный фонд потерял более 380 млрд рублей. Кстати, примерно такая же ситуация повторилась и в начале этого года, поэтому прогноз властей по росту доллара сильно оптимистичен.

Выборов не будет?

Принято считать, что в проект бюджета, который принимается накануне парламентских и президентских выборов, обычно закладываются дополнительные статьи расходов для увеличения сбора голосов правящей партией на выборах. То есть чем больше государство раздаст средств из бюджета на нужды разных социальных групп, тем более высокой будет явка и тем выше вероятность победы партии власти или ее ставленника.

При желании подобную закономерность можно усмотреть и в рассматриваемом документе. Социальные расходы в «бюджете роста» будут увеличиваться: в 2018 году — до 4,86 трлн рублей, в 2019-м — до 4,95 трлн, а в 2020-м — до 5,3 трлн. В среднем эта статья будет прибавлять по 3% в год, тогда как общие расходы бюджета — лишь по 1%. Индексации пенсий работающим пенсионерам в 2018 году не будет, а для неработающих ее как обычно проведут на уровне инфляции предыдущего года. Впрочем, если средняя пенсия по старости в России составляет 12,5 тыс. рублей, то при индексации на 4% (на прогнозный уровень инфляции в 2017-м) она вырастет всего на 500 рублей. Эта сумма окупит разве что разовый поход в продуктовый магазин, при то, что ее хватит лишь на самые необходимые товары.

Если внимательно посмотреть на структуру бюджета России на 2018–2020 годы, то создается впечатление, что никаких выборов в России и не предполагается. Расходы сокращаются даже по статье оборонного комплекса, который принято считать основной опорой власти. Те же социальные расходы хоть и будут увеличиваться достаточно высокими темпами в сравнении с прочими расходами, но основной их рост придется на «поствыборный» период.

С чем это связано? Можно предположить, что власть убеждена в своем незыблемом положении и стабильной ситуации в стране. Правительство не обещает электорату «золотых годов» — нефти по $100 и доллар за 60 копеек. В то же время, представляя проект «бюджета роста» на обсуждение Госдумы, власть демонстрирует, что она может твердо поручиться за то, что будет происходить в ближайшие три года, и готова дать избирателям ответы на самый широкий круг вопросов относительно перспектив экономики и социальной сферы.

ЭКСПЕРТЫ «МК»

Игорь НИКОЛАЕВ, профессор Высшей школы экономики:

«Проект бюджета на 2018–2020 годы имеет три отличительные черты — излишняя жесткость, предвыборный характер и усиление ручного управления. Особое внимание на себя обращает статья расходов на экономику. В частности, графа «Общеэкономические вопросы». Если в 2017 году на нее полагается 19,7 млрд рублей, то потом виден стремительный рост: в 2018 году — 170 млрд, а в 2020 году — 422 млрд. Общеэкономические вопросы — это расходы на мероприятия по отдельным поручениям президента. Их объем сопоставим с текущими расходами на образование, а в трехлетней перспективе это в 5 раз больше, чем расходы на космос, и в 10 раз больше, чем на физкультуру. Еще в 2015 году на эти цели выделяли 1,5 млрд рублей. Создание такого своеобразного «резерва» означает усиление ручного управления в экономике и совсем не характеризует бюджет как прозрачный. Такой бюджет вряд ли обеспечит декларированную правительством задачу выйти на рубеже 2018–2020 годов на темпы роста выше мировых — 3,5% ВВП в год».

Александр КНОБЕЛЬ, директор Центра исследований международной торговли РАНХ и ГС:

«О бюджете на 2018–2020 годы можно говорить со сдержанным оптимизмом. Реально оценить участие государства в экономике и объем расходов по функциональным направлениям можно будет не раньше чем в I квартале 2018 года, когда в нашем распоряжении будет бюджет расширенного правительства. В отличие от федерального бюджета он складывается из региональных бюджетов и внебюджетных фондов. Есть направления — нацоборона, нацбезопасность, правоохранительная деятельность, — которые финансируются только из федерального бюджета. На образование средства тратятся из региональных бюджетов, на здравоохранение — из внебюджетных фондов».

Лучшее в «МК» — в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram

Санкции . Хроника событий

Источник

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ: